Война худых и толстых

Худые против толстых, толстые против худых – кажется, это противостояние никогда не закончится. Наши женщины уже давно с большей страстью обсуждают целлюлит на бедрах звезд, чем скандалы соседей. Откуда ноги растут у взаимной вражды, мы спросили специалиста по коррекции пищевого поведения, автора программы "Что я заедаю и как доверять себе в еде и жизни" Надежду Рехтину.

Парадоксально, но факт: в то время как 90 % моделей худее, чем им положено по показателям массы тела и уж точно худее обычного женского населения, 80 % женского населения стремятся похудеть. При этом известно, что реальные, генетически заложенные данные к худощавости имеются всего у 3-5 % населения. То есть тот образ, который сейчас поддерживается в обществе и в который вкладывается образ успешной, счастливой и реализованной женщины, биологически соответствует только 3-5 % женщин. Поразительно, но, согласно проводимым исследованиям, полные люди менее привлекательны, чем (внимание!) наркодилеры, карманники, транжиры и слепые. Еще в 90-х годах прошлого столетия журнал "Гламур" проводил опрос, согласно которому подавляющее большинство респондентов отказались бы от партнера, карьеры и денег ради того, чтобы приобрести идеальную для них фигуру. Вес приобретает символическое значение: если я в нужном весе, я любима, успешна и счастлива. И тогда мы понимаем, что это вопрос социальный, с физическим телом никак не связанный.

Когда это начинается?

Наше отношение к весу напрямую связано с восприятием себя и таким понятием, как образ своего тела. Это означает, как я воспринимаю, насколько мое тело хорошо, красиво, приятно. Этот образ создается по тому, что о девушке говорят, что она видит в зеркале, что ей когда-то говорили значимые люди – родители или первый любимый мальчик. Совсем маленькие дети не знают о проблеме полноты, напротив, полными детьми умиляются, а худенькие вызывают тревогу (не добирает в весе). Но примерно в возрасте 5-6 лет ребенок начинает воспринимать влияние социума. И о том, насколько сильно это влияние, можно понять по результатам удивительного исследования. Шестилеткам показывали силуэты разных людей, чтобы узнать, насколько дружественно к ним настроены дети. Оказалось, что люди с обезображенными после автокатастроф лицами, с отсутствием конечностей вызывали более дружественные чувства у детей, нежели полные. При этом полных людей дети описывали как грязных, ленивых и глупых. Через несколько лет исследование неоднократно повторялось, и были подтверждены те же самые показатели, причем агрессивный настрой по отношению к полным людям был больше.
Так происходит не везде

В Нигерии в наше время девушка, вес которой меньше 100 кг, считается ущербной. Если девочка родилась худенькой, ее специально будут откармливать, потому что вес – это показатель ее значимости и стабильности в обществе. Также можно привести известный пример. На острове Фиджи до приезда туда американских туристов и появления телевидения в моде были пухленькие женщины. С тех пор как появилось американское телевидение с американскими стандартами красоты, тут же диагностировали 15 % анорексии и булимии у школьниц.

Так было не всегда

Еще до конца 19 века были в моде пышные женщины и мужчины. Считалось, что если ты можешь себе позволить хорошо питаться, ты человек солидный и успешный. К тому же, по наблюдениям врачей (и эти наблюдения подтверждены современными исследованиями), у людей с недостатком массы тела больше сложностей со здоровьем, нежели у полных людей. После наступает индустриализация, период экономического бума, и автоматически еда становится доступной более низшим слоям населения. Полнота больше не является фактором статуса, и в начале 20 столетия появляются тонкие, худощавые "кокаиновые" женщины. В тот же момент женщины начинают отстаивать свои права и уравнивать их с мужчинами. Тогда женщинам было важно приобретать некие мальчиковые формы (вспомните движение суфражисток). Коко Шанель ввела брюки и силуэт, подчеркивающий худощавость и мальчиковатость. И все бы было хорошо, если бы в Америке не началась Депрессия, а вслед за ней – Вторая мировая война. Снова не хватало продовольствия, и вместо образа худощавых женщин через некоторое время на пьедестал красоты взошла Мэрилин Монро – с достаточно выдающимися формами. Она не голодна, она здорова. Человек, который может позволить себе такие формы, сможет выстоять любую войну. Но в 60-е годы, с окончанием Депрессии, эталоном красоты стала хрупкая и тонкая Одри Хепберн.

Специфика постсоветского пространства

На нашей территории еще до начала 20 века в моде был образ пышной матроны, кровь с молоком. Однако наступил 1917 год, революция, и ситуация с телом стала неоднозначной и очень противоречивой. С продовольствием были трудности вплоть до Хрущевских застолий, поэтому быть худым модно не стало, но и быть толстым стало очень опасно. Ведь сытым и богатым в советское время обязательно изображался капиталист, который нашу страну обворовывал все предыдущие годы ("Мистер Твистер, бывший министр", "Три толстяка"). И если в дореволюционных рекламных проспектах фигурировали пышные женщины, то женщины на советских плакатах выглядели суше. И возник внутренний конфликт: быть толстым страшно, потому что это почти что значит быть врагом народа, а это реальная угроза смерти, при этом худым тоже быть плохо, ведь этот образ ассоциировался с болезнями. Этот социальный аспект до сих пор подспудно на нас влияет, ведь бабушек с укоренившимися глубоко в них стереотипами никто не отменял.

Противоречия внутри семьи

Вернемся к теме маленьких детей. Полненький ребенок – значит, все хорошо, худой же вызывает много волнения, особенно у бабушек. Это отражается в том, как обычно кормят детей: "Ты должен это съесть", "Сиди, пока не съешь!", "Давай за маму, за папу". Но в определенном возрасте наступает момент, когда вдруг полным быть становится как-то нехорошо, иначе автоматически попадаешь в загон ленивых, глупых и грязных детей (вспомните результаты исследования). И этот конфликт продолжает в нас жить. Потому что, с одной стороны, еда – это праздник, это когда все вместе собираются за одним столом, это большая ценность (кто из нас не слышал о голодающих детях Африки или о том, что недоеденный кусочек будет гоняться?). И что делать после того, как из стадии ангелоподобного детства, когда хорошо было быть полненьким, вдруг переходишь в социальную часть? Что делать с прошлым опытом? И, по сути, противостояние между худыми и толстыми кроется в этом конфликте: как в историческом, социальном смысле, так и в рамках локальной семьи.
Механизм противостояния

Когда мы рьяно что-то отвергаем, в этом процессе задействованы два больших чувства, с которыми встречаться очень не хочется: страх и вина. Если я стану толстой, значит, я автоматически стану глупой, ленивой и грязной (и прочие качества, ассоциируемые с толстыми людьми), а этого я пережить не могу. Поэтому я хочу быть худой, а соответственно, любимой, счастливой и успешной. Поэтому, если я приму полного человека, то я вроде как окажусь в этом лагере ("кто не с нами, тот против нас"), а в этом лагере быть страшно. И тогда хочется дистанцироваться, а самый активный способ дистанцирования – вербально и поведенчески это проявить: "Как она могла!", "Она не волевая, запустила себя!". И это на самом деле показывает на то, чего мы действительно боимся: быть не волевой, ленивой и т. д. Это страх увидеть в себе эти качества.

Однако механизм сравнения работает и в другом направлении. Я точно так же могу пройти рядом с более стройной женщиной. И тогда я попадаю из страха в вину: "Она так может выглядеть, а я так не выгляжу. Я действительно, наверное, не такая волевая, разленилась, не могу встать с утра на пробежку и т. д." И до тех пор, пока мы сравниваем себя с толстыми и худыми, этот порочный круг – страх и вина – будет работать.

Что с этим делать?

По большому счету, рекомендация универсальная: "Полюбить себя". Но это большой, сложный путь. Необходимо набраться терпения, чтобы признать свое тело, свое место в этой жизни независимо от того, сколько в вас килограммов, признать и увидеть, как формировался ваш образ тела и что на самом деле с вами происходит.

Благодарим за помощь в подготовке материала специалиста по коррекции пищевого поведения, автора программы "Что я заедаю и как доверять себе в еде и жизни" Надежду Рехтину rehtina.com.

Татьяна Корякина

Comments

  • No comments found
Add comment

  • Prev
  • Наши партнеры
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Olive Sienna Teal Dark_blue
Background Color
Text Color
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Direction
Scroll to top